Глозельские артефакты

Дата: Июль 8, 2014 - 12:29 пп Нет комментариев

glozel-04-Hroniki-mira.com1 марта 1924 года, в местечке Глозень, в регионе Овернь, что в 30 километрах от французского города Виши, семнадцати летним подростком Эмилем Фраденом и его дедом во время весенней пахоты, было сделано сенсационное, спорное и в тоже время загадочное археологическое открытие.

Во время пахоты нога одного из быков, тянущих плуг, завязла в земле. Молодой Эмиль Франден попытался освободить ногу быка, но провалился, в быстро образовавшуюся яму, которая изнутри оказалась комнатой: стены, которой, были облицованы кирпичом, пол был покрыт глиняной черепицей. Внутри загадочной комнаты были обнаружены человеческие останки, различные керамические фрагменты, чаши, напоминающие человеческие головы без ртов, инструменты из камня, кости с гравированными рисунками и глиняные таблички с неизвестными письменами…

К необычной гробнице, проявила большой интерес местная сельская учительница Андриена Пикандэ, которая, начала писать письма о странной находке в местные научные сообщества. После чего,региональным научным обществом было прислало в деревню двое специалистов — учителя Бенуа Клемана и прокурора Жозефа Вильпе.

В июне того же года, «специалисты» начали раскапывать загадочную усыпальницу. После их интенсивных трудов, первое место раскопок было практически уничтожено, а многие из найденных предметов были вывезены Клеманом и Вильпе.

glozel-02-Hroniki-mira.com

Спустя несколько недель после раскопок, Ж.Вильпе сообщил юному фермеру Эмилю Фрадену, что найденные им артефакты не представляют никакой научной или культурной ценности. Однако второй «специалист», Б.Клеман, официально заявил о противоположном.

Об данном археологическом открытии, стало известно страстному археологу и врачу из города Виши, Антонину Морле, который впоследствии стал ярым защитником подлинности «глозельских находок». При встрече с Б.Клеманом, ему удалось осмотреть найденные в Глозеле артефакты, из чего он сделал вывод, что обнаруженное в усыпальнице имеет огромную научную ценность. А.Морле давно изучавший галло-романскую эпоху и хорошо разбирающийся в археологии, счёл что найденное захоронение гораздо древнее античности и может относиться к эпохе неолита. Или как иначе объяснить наличие костяных гарпунов, изображений северных оленей, которые могли водиться в Оверни за 10000 лет до Р.Х. И как можно объяснить загадочные таблички с надписями?

Для разгадки этой тайны Антонин Морле решил профинансировать новые раскопки на поле фермеров Фраденов. На что ему пришлось затратить 200 франков (немалые по тем временам деньги) за аренду поля.

Раскопки велись около 11 лет. В течении которых были обнаружены многочисленные глиняные таблички с выцарапанными на них надписями, человеческие останки, отпечатками ладоней людей, глиняные скульптуры, браслеты с надписями, чаши по форме напоминающие человеческие головы, остатки керамики, стёкла, многочисленные изделия из кости, рога и дерева, обтесанные гравированные камни.

Антонин Морле был счастлив — он сделал грандиозное открытие, подарил миру множество до коле не известных артефактов, позволив прикоснуться к тайнам древних.

glozel-05 -Hroniki-mira.com

Научное сообщество поспешило оспорить датировку археолога А.Морле. Больше всего сомнений у учёных вызывали таблички с изображения северных оленей и надписи на них. Если эти олени вымерли в данном регионе за 10000 лет до н.э., то всем же известно: что самые старые на земле надписи появились только за 3300 лет до н.э., причём на Ближнем Востоке, а не в французской провинции. Некоторые глозельские буквы напоминают финикийский алфавит, однако принято считать, что он был изобретен около XV века до н.э. И на этих незыблемых постулатах построены уже десятки диссертаций и научных трудов, научных школ и репутации учёных. Как разрешить все эти противоречия?

В апреле 1926 года, А.Морле решил опровергнуть мнение научных кругов и опубликовал статью со своей гипотезой о неолитической датировке алфавита глозельских табличек. Он был уверен, что возраст этих надписей гораздо старше знаменитых финикийских текстов.

По этому поводу, сразу же, начались бурные дискуссии. Научное сообщество разделилось на два противоборствующих лагеря — сторонников и противников теории Морле. В дальнейшем эти группы даже стали называть «глозельцы» и «антиглозельцы». Последние весьма иронически отзывались о находках, говоря: ну что такого выдающегося могут открыть какие-то провинциальные археологи-любители и мальчишка-крестьянин?

Некоторые из учёных, интересовавшихся данным вопросом, стали перебезщиками от одного лагеря в другой, первоначально публично заявлявшие о подлинности находок, внезапно меняли своё мнение и переходили в лагерь антиглозельцев, причём далеко не всегда по сугубо научным причинам. К примеру: археологи такие как Капитан и Брей оскорбились за то, что А.Морле, сделавший всю непомерную титаническую многолетнюю работу на раскопках, отказался включить их в список соавторов, после чего и последовало их негодование, что привело к их заявлениям о фальсификации артефактов. Ещё один научный авторитет того времени примкнул к антиглозельцам по причине того, что Эмиль Фраден отказался продавать ему свою коллекцию древних артефактов.

Вокруг «Глозельских находок» начали разворачиваться правовые споры и суды. Хранитель Лувра Рене Дюссо (знаменитый специалист «того времени» по древним надписям), обвинил фермера Эмиля Фрадена в изготовлении подделок и фальсификации фактов. Оскорбленный этой провокацией Эмиль, в ответ подал встречный иск за клевету.

Молодой фермер посвятил несколько лет своей жизни изучению древних находок, в следствии создал на своей ферме маленький частный музей, где выставил найденные артефакты.

glozel-01-Hroniki-mira.com

Феликс Реньо — президент Французского доисторического общества, после визита в маленький фермерский музей в «Глозеле», подал жалобу в полицию, на хозяина музея, «за мошенничество» на основании того, что его не устроила цена за билет в 4 франка и показалась завышенной. На следующий день Реньо в сопровождении полиции обыскали музей и изъяли три коробки документов и древностей. В дальнейшем Эмиль Фраден, написавший в старости книгу «Глозель и моя жизнь», описывал этот полицейский визит как разгром его музея.

В дальнейшем исследование археологических древностей Глозеля вышло на уровень криминальной полиции. Глава службы судебной экспертизы Парижа, Гастон-Эдмон Бейль, вместе с судьей и экспертами начали изучать объекты, изъятые полицией во время обыска в частном музее Эмиля Фрадена.

В 1929 году был представлен доклад, в котором, Бейль и судебные эксперты сделали пришли к выводу, что загадочные глиняные таблички являются новоделом. Их тесты показали, что гончарные изделия были мягкими и растворялись в воде, что в глине, из которой были сделаны некоторые горшки, содержались обрывки хлопковой ткани и куски мха, поэтому их нельзя было обжечь, и что многие костяные и каменные артефакты были созданы с использованием металлических инструментов. Вроде бы как не подтвердились и данные о длительном хранении табличек в земле.

Но если учесть все эти факты и считать что это подделка? Но тогда стоит признать 17-летнего крестьянина Эмиля Фрадена, едва окончившего сельскую школу, «гением», изобретателем нового вида письменности, знатоком финикийских, кельтских и древне-иберийских текстов…

glozel-03-Hroniki-mira.com

Дальше история становилась всё более загадочной.

Со временем стало известно, что глава экспертной службы Бейль заявлявший, что он доктор наук, на самом деле не имел никакого диплома. Однажды он перепутал в важнейшей судебной экспертизе, проходящей в Бельгии, анализы крови с анализами фекалий, в следствии чего защита, пригласившая его на процесс, провалилась в суде. Несколькими месяцами спустя лже-доктор Бейль был убит человеком, весьма далеким от археологии.

Однако крестьянина Эмиля Фрадена 4 июня 1929 года всё же обвинили в мошенничестве на основе доклада Бейля. На что тот подал встречный иск о возмещении морального ущерба, процесс тянулся несколько лет, но все-таки Эмиль его выиграл. Однако, по решению суда, сумма возмещения составила лишь один франк, поэтому его победу вряд ли можно назвать триумфом. Позже он опишет этот процесс в своей книге, уподобив его судам инквизиции при охоте на ведьм.

В 1932 году несломленный Э.Фраден выиграл и дело о клевете против хранителя Лувра, назвавшего его мошенником.

В 1936 году археолог Морле приостановил раскопки, оставив множество нетронутых секретов Глозеля будущим поколениям исследователей.

К 1950 г. археологи пришли к общему мнению, что «глозельское дело» было обманом, поддержанным неопытными и чрезмерно доверчивыми исследователями, и о нём надолго забыли.

В 1974 г. находки, сделанные в Глозеле, неожиданно возникли из небытия. Ряд объектов был датирован с использованием относительно нового метода термолюминесценции (ТЛ), который измеряет накопление радиоактивности в нагретых материалах после первого обжига. Разброс датировок составил примерно — 600 г. до н. э. до 200 г. н. э. Эти датировки оказались гораздо более поздними, чем предложенные Морле и Рейнахом, но, во всяком случае, не современными. Анализы выполнялись в нескольких лабораториях, так что обычная ошибка кажется маловероятной.

Но могли ли археологи признать, что они ошибались?

Такой возможности не было, поскольку глозельские находки казались ещё менее правдоподобными после полувека интенсивных исследований. Нигде во Франции не было обнаружено надписанных табличек или гончарных изделий подобных глозельским, поэтому они казались явной аномалией. Более того, новые датировки были ещё более обескураживающими, чем старые. Археология кельтской и римской Галлии (современной Франции) очень хорошо изучена, и объекты из Глозеля не имеют к ней никакого отношения. Элвин Броган, ведущий специалист по археологии данного периода, подтвердила это мнение после изучения глозельской коллекции: «Я не могу понять следующее: если верить датировкам ТЛ-анализа, мы должны были обнаружить при раскопках фрагменты кельтской или галло-романской керамики или другие объекты, но в коллекции этого музея я не нашла ни одного артефакта галло-романского или кельтского периода».

16 июня 1990 года Эмиль Фраден был награжден орденом Академических пальм по предложению Жака Тьерри, президента Международного центра по изучению и исследованию глозельских находок.

Эмиль Фраден умер в феврале 2010 года в возрасте 103 лет и был похоронен в родной деревне Феррье-сюр-Сишон. На его похороны приехал сам су-префект города Виши, Жан-Пьер Морис, чтобы отдать Эмилю последние почести.

90-летний спор глозельцев и антиглозельцев так и не закончен. Маленький частный музей на ферме Эмиля Фрадена работает до сих пор, и туристы могут туда заехать и увидеть древности, найденные крестьянским пареньком.

Группа энтузиастов создала международный центр исследований на участке раскопок, состоящий из французских и зарубежных ученых. Каждый год начиная с 1999-го они собираются в городе Виши на регулярные семинары по исследованию находок.

Несмотря на то что французы занимались дальнейшим исследованием этой проблемы, противоречие между археологией и точной наукой так и не было разрешено. После 70 лет жарких споров «французский Пилтдаун» по-прежнему остается полной загадкой.

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: