Мараварская рота

Дата: Сентябрь 28, 2014 - 11:39 дп Нет комментариев

gibel-maravarskoy-roty-epizod-afganskoy-voyny_4Мараварская рота — общепринятое в кругах ветеранов название одного из наиболее трагических эпизодов Афганской войны (1979—1989), в ходе которого 21 апреля 1985 в Мараварском ущелье в провинции Кунар (недалеко от границы с Пакистаном) попала в окружение и понесла большие потери 1-я рота советского спецназа под командованием капитана Н. Цебрука.

Рота осуществляла учебно-боевой выход в кишлак Сангам, расположенный в начале Мараварского ущелья в 10 км от границы с Пакистаном. В кишлаке противника не оказалось, однако в глубине ущелья были замечены душманы. Неопытный командир отряда спецназа принял неверное решение преследовать противника, и в ходе преследования рота попала в засаду.
27 марта 1985 года, менее чем за месяц до описываемых событий, 334-ый ОО СпН, вошедший в 15 обрСпН (5-й ОМСБ) прибыл в Асадабад из Марьиной Горки – это небольшой городок недалеко от Минска. 20 апреля 1985 в 22 часа отряд выдвинулся из Асадабада через паромную переправу на реке Кунар, получив приказ прочесать кишлак Сангам, находившийся в Мараварском ущелье всего в 3 км от расположения части. По разведданным, в кишлаке был замечен наблюдательный пост душманов в количестве 8 — 10 человек. С господствующих высот по обеим сторонам ущелья 1-ю роту должны были прикрывать 2-я и 3-я соответственно. Это был первый самостоятельный выход отряда после ввода в Афганистан и отношение к нему было как к учебному выходу.
К 5 утра 21 апреля рота вышла на восточную окраину Сангама и прочесала его. Противника в кишлаке не оказалось, однако были замечены двое душманов, скрывающихся в глубине ущелья. Командир отряда, майор Терентьев руководил выходом находясь на наблюдательном посту у входа в ущелье. Получив доклад о группе душманов он отдал приказ захватить или обезвредить противника. С этого момента 1-я рота капитана Николая Цебрука, разбившись на четыре группы, начала продвижение в глубь ущелья по его левой и правой сторонам к кишлаку Даридам. Таким образом рота осталась без прикрытия сверху. Даридам располагался на 2 км глубже в ущелье оносительно кишлака Сангам и визуально наблюдал его со своего наблюдательного пункта только командир 3-й роты, который и докладывал командиру отряда о происходящем.
Первой на окраине кишлака Даридам в бой вступила группа лейтенанта Николая Кузнецова. Командир роты, капитан Цебрук, оставив со своей группой связиста и взяв четверых бойцов, отправился к месту боя; оставшиеся же поднялись по правому склону и залегли на каменной террасе, пытаясь закрепиться на склоне. Свидетели и люди, позднее анализировавшие события того дня, единодушны во мнении: ротный первым понял и осознал то, что уже произошло, и что неминуемо должно было произойти. Он был убит пулей в горло.
С этого момента командир отряда фактически теряет управление боем. Ловушка вокруг оторвавшейся от основных сил роты захлопывается. По проходящей по дну ущелья из Пакистана грунтовке на грузовиках душманы оперативно подтягивают подкрепление и выходят в тыл 1-й роте. На подходах к Даридаму в сторону 2-й и 3-й роты душманы выставляют посты, вооруженные крупнокалиберными пулеметами ДШК. Оставшиеся без поддержки основных сил бойцы 1-й роты пытаются зацепиться там где их застал бой. Кто-то в последней надежде зажигает оранжевый дым. Несколько небольших групп закрепляются в дувалах. Силы не равны, а боекомплекта, который спецназовцы взяли с собой на учебный выход, хватает на считанные минуты настоящего боя.
В это время в Асадабаде спешно создавался сводный отряд из остававшихся в расположении части солдат, бронегруппа отряда, усиленная танкистами соседнего пехотного батальона, двинулась на подмогу. Однако, тяжелая техника не могла переправиться через реку Кунар на пароме и ей пришлось спускаться к Наубадскому мосту в 10 км ниже по течению Кунара и лишь потом 13 км возвращаться назад в сторону Мараварского ущелья. Три километра по карте, которые казались такими близкими при планировании учебного выхода, превратились в 23 км по напичканной минами и изъеденной сухими руслами и оврагами афганской земле. Из всей бронегруппы в сторону Маравар прорвалась только одна машина. Судьбу роты Цебрука она уже не могла изменить, но не прибудь тогда эта БМП, неизвестно что было бы со 2-й и 3-й ротами, отбивавшими в этот момент атаки духов.
Вспоминает Юрий Филиппович, старшина отряда: «Расстреливали нас, как зайцев в тире. Рота на боевых выходах до этого не была. Боевого опыта не имела. Командиры все «зеленые». При команде «отходить» все стали отходить хаотично. Сержант Матох погиб, прикрывая Цебрука. Мы отсекали ротного от «духов» огнем, но и он был убит пулей в шею. Первая группа централизованно отходила. Кузнецов тащил раненого Игоря Бахмутова (прапорщик остался жив, получив тяжелейшее ранение в лицо). Потом побежал за другими ранеными, там был окружен и взорвал себя последней гранатой. Мы с Кистенем как могли отсекали «духов» от ребят, а они шли в полный рост. Как потом говорили, это были «черные аисты» (пакистанский спецназ). Потом нас тоже начали обходить, и мы стали откатываться. Поняли, что если не отойдем, то и ребят не спасем, и сами поляжем. При отходе нашей группы погиб Володя Некрасов — пулеметчик. В это время прорвалась одна боевая машина с Семеновым, и только благодаря ей мы смогли выйти. Группа Кузнецова, пройдя Сангам и Даридам, вышла даже в Чинау, они увидели двух «духов» и погнались за ними. А это была приманка. Ведь там нас уже ждали…»
Николай Кузнецов оттащил в укрытие прапорщика Бахметова, раненного в руку, ногу и лицо (он остался жив), и вернулся к своим. Через несколько минут последний путь к спасению был отрезан. Оставшись без патронов, тяжело раненый Лейтенант Кузнецов подорвал себя гранатой Ф-1. В этом же бою семеро бойцов (Бойчук, Вакулюк, Гавраш, Кухарчук, Марченко, Музыка и Мустафин), предпочтя смерть плену и истязаниям, взорвали себя штурмовой гранатой, сделанной из мины ОЗМ-72…
Во второй половине дня 21 апреля, когда сводная рота и бронегруппа вошли в Мараварское ущелье, навстречу им шли уцелевшие, выводя и вынося раненых товарищей. Они рассказывали об ужасной расправе взбешенных яростным отпором врагов над оставшимися на поле боя: им вспарывали животы, выкалывали глаза, жгли живьем. Ефрейтор Василий Федив, когда один из душманов решил добить его, первым перерезал басмачу горло.
По тревоге из Джелалабада на вертушках были переброшены 1-й ОМСБ(154 оо СпН) спецназа и десантно-штурмовой батальон 66-й бригады. В горы вышел базировавшийся в Асадабаде 2-й батальон 66-й бригады. Небольшой учебный выход фактически вылился в небольшую армейскую операцию силами четырех батальонов. Несмотря на близость границы, в небе постоянно работали вертушки и фронтовая авиация.
В первый же день из глубины ущелья в сторону Пакистана потянулись мирные жители. Душманы знали, что Советская армия не оставит на поле боя ни одного солдата, ни живого ни мертвого. И тем не менее, оказывали жесточайшее сопротивление. За следующие два дня 5-й ОМСБ потерял еще троих бойцов. Несмотря на активные боевые действия, остальные три батальона не потеряли в Мараварском ущелье ни одного человека.
Погибших солдат собирали два дня. Многих пришлось опознавать по наколкам и деталям одежды. Некоторые тела пришлось везти вместе с плетеными кушетками, на которых ребят пытали. Последним было опознано тело сержанта Виктора Тарасова.

В бою погиб 31 советский солдат:
ЦЕБРУК Николай Нестерович, капитан;
КУЗНЕЦОВ Николай Анатольевич, лейтенант;
БОЙЧУК Владимир Васильевич, рядовой;
ВАКУЛЮК Александр, ефрейтор;
ГАВРАШ Юрий Чеславович, младший сержант;
ЖУКОВ Андрей Михайлович, рядовой;
КАСЫМОВ Олег Мусурманкулович, сержант;
КОЛМОГОРЦЕВ Никон Николаевич, ефрейтор;
КУЛЬНИС Станислав Иосифович, сержант;
КУРЯКИН Владимир Павлович, рядовой;
КУХАРЧУК Василий Федорович, младший сержант;
МАДИЕВ Исматулло Шамсоевич, рядовой;
МАРЧЕНКО Вячеслав Валентинович, ефрейтор;
МАТОХ Михаил Алексеевич, сержант;
МОРЯХИН Виктор Гаврилович, рядовой;
МУЗЫКА Василий Николаевич, рядовой;
МУСТАФИН Наиль Маратович, рядовой;
НАПАДОВСКИЙ Игорь Анатольевич, младший сержант;
НЕКРАСОВ Владимир Леонидович, сержант;
НОВИКОВ Андрей Константинович, рядовой;
ОВЧИННИКОВ Олег Павлович, рядовой;
ПОПОВ Владимир Викторович, рядовой;
СЛИВКО Александр Германович, рядовой;
СУЛИН Вячеслав Анатольевич, рядовой;
ТАРАСОВ Виктор Васильевич, сержант;
УРАЗБАЕВ Джумабек Гельдыевич, сержант;
ФЕДИВ Василий Иванович, ефрейтор;
ХАЙДАРОВ Сахоб Саатович, рядовой;
ЧИХУНОВ Андрей Михайлович, рядовой;
ЧУТАНОВ Абдурахман Тажиевич, младший сержант;
ШАПОВАЛОВ Юрий Николаевич, рядовой.
Герои погибали, но не сдавались. Вечная им память…

Источник

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: