Скифская свадьба Степана Разина

Дата: Март 29, 2015 - 10:35 дп Нет комментариев

AHiVQVXNE2sПо материалам лекции-семинара Объединения “Новые Скифы” “Скифская сексуальная революция. Виды брака, таксономия родства и метафизика пола в Грядущей России”.
Сват Дунай Иваныч
Польский и русский историк Валишевский рассказывает, что когда Степан Тимофеевич Разин вернулся на Дон после каспийского похода – то-де произошли с атаманом определённые психологические изменения. Он перестал воспринимать себя исключительно главой ватаги казаков и ушкуйников. Степан готов менять основы мироздания, которые у славян и тюрок, издревле населявших Дон, так или иначе были связаны с семейными отношениями, а также с краеугольным камнем этих отношений – брачным обрядом.
Захватив столицу Дона Черкасск, Разин решил эти обряды реформировать, предложив ритуал новый и небывалый.
Он собрал парней и девушек, желающих обвенчаться, подводил их к дереву, наливал чашу вина (а молодые лили в чашу свою кровь из пальцев) после чего казаки водили вокруг них хоровод. И всё!
Сам Степан называл первоисточником этого ритуала былинного богатыря Дуная Ивановича.

20Валишевский и прочие историки связывали разинский обряд с привычным проявлением «русской дикости» и варварства и особенно на нём не останавливались. На наш же взгляд в «разинской свадьбе», как в малой капле воды запечатлена история всего русско-скифского океана, нашей странной цивилизации от начала и до конца.
Дунай Иванович в ряду знаменитых богатырей Владимира Красное Солнышко – пожалуй, наиболее архаичный и таинственный персонаж. Самое архаичное у Дуная имя, отсылающее нас к скифско-сарматским временам. Ведь «Дунай-Дон» по-скифски (или по-осетински) – это Река. От этого слова название многих рек и населённых пунктов: Днестр, Дно, Лондон (Аланская Река), Днепр, Двина и т.д.
Он знаменитый ратник и рубака, но у Дуная есть и особая роль – он сват. Он ездит для Владимира (а у Владимира до крещения его и Руси были тысячи жён и наложниц) по «сватовским делам» к соседним боярам, князьям и королям.
Это он (якобы) организовывал для русского кагана свадебный обряд с чашей вина-крови и ритуальными плясками вокруг священных деревьев. Не только имя Дуная подсказывает, что обряд был скифский. Сам Дунай женат на княжне Настасье (отбитой им у самого Владимира). Настасья предстаёт подлинной амазонкой. Она бьётся на мечах и стреляет из лука. Традиции битв на свадьбах сохранились у многих северных народов, входящих в «скифский ареал» – прежде всего у тюрок и германцев. (1)
Для самого Дуная любовь с амазонкой закончилась печально: он пристрелил свою Настасью из лука, а затем, узнав, что она беременна «золотым ребёнком» – сам бросился на меч. ( 2) Отчего родилась река Дунай (а много лет спустя картина Константина Васильева).
Но прекрасный свадебный обряд Дунай нам подарил. А Степан Разин его возродил.
Давайте разберём произведение главного русского Свата «по косточкам».
Есть идея, что само слово «свадьба» происходит от слова «сват» (возможно даже от Свата Дуная). Этимологически оно близко славянскому «связь» и «со-вождение». Что доказали нам Дунай и Разин – в смысле «водить хороводы». Блистательный знаток русских слов лингвист Теодор Шумовский считал, что «свадьба» имеет арабское происхождение от корня «ват» – любить, «заниматься любовью». По-нашему предположению все идеи рождения «свадьбы» хороши, но нельзя забывать о бросающемся в глаза корне «свет». Молодые люди, входя в семью, облекаются «нездешним сиянием», совершая свадебный обряд, попадают в «Страну Света», светом пронизываются.

Земля Царей
Совершают они свадебное действо у повязанного ленточками дерева, которое уже конечно не обычное деревцо (берёза, дуб или ива), но древо мировое. По такому древу скачут шаманы на священных конях вверх-вниз. У корней древа спит Змей-Дракон. У вершины сказочного растения звенят колокольчики Дальнего Бога. Скифский Верховный небесный владыка Папай изображался «Сидящим на дереве». В широкополой шляпе, взирающий сверху бог, раскатывал в мироколице солнечные вихри. Германский бог Один (Вотан) висит (как шаман) на мировом дереве. Это ему нужно для того, чтобы понять смысл священных рун.
Вот к этому Дереву отвёл Степан Разин черкасских молодожёнов.
Добавим и самый известный древесный символизм от «дедушки этнографов» Фрэзера: под золотым дубом обитал Король Немейского Леса (Тайный Царь Рима). Женился он немного-не мало на Королеве Мая (или богине Диане). А потом всю жизнь стоял под дубом с мечом в руке, оберегая обретённое царское достоинство.
Получается, что Разин-Дунай не просто женил донцов, но и короновал их!
Одевал ли он им на головы короны из золотых листьев (дело было осенью) или нет – историки не зафиксировали. Но это и не важно. Для нас – этнографов-структуралистов и этой информации вполне достаточно, чтобы иметь представление о величине разинского дела.
Разин (уже захватив половину Руси) часто говорил, приходивших к нему ото всюду присягать бесконечным «кланящимся оземь» удивительную фразу: «Я не царь вам, но брат». Человек, делавший запросто казаков и казачек царями и царицами у донских дубов, сломал социологию России. Такого количества «коронованных особ», как при Разине – не было на Руси никогда.

Баба-Ага
Теперь поговорим более подробно о фигуре, организующей свадебный миропорядок, включающий «Новых Людей» в «Страну Света». Заметим, что русское имя Света (Светлана – Свет-Алана) имеет к этому обычаю прямое отношение. Так называли славянских жриц, совершавших в языческой Руси религиозные обряды (в том числе и брачные). Что отсылает нас конечно же к легендарной героине «Нартовского эпоса» скифов и кавказцев – Сатаней. Уникальной, удачливой, хитроумной, благородной княгине священного народа.
Пришло время жрицы в нашем рассказе. Новобрачным нужен специальный «световой человек» способный присутствовать и охранять молодожёнов при «точке разрыва», перенести «молодых» через прорву вселенского оврага – из одного мира в другой.
Ведь настоящее «со-вождение» или «свето-вождение» дорогого стоит!
Свадьба это страшный обряд, когда меняются все прежние ориентиры, когда двое, взявшись за руки перепрыгивают через край тектонической плиты известной им земли. Куда они выпрыгнут – никто не знает. Потому что дети проходят сквозь пространство непредсказуемости и игры, по-сему – как повезёт! У славян свадьбу часто равняли со смертью. В Полесье сохранился очень древний обряд – одевать умершую молодую девушку в белое свадебное платье. То есть после свадьбы можно и умереть. Да и после смерти – жениться. Царство Там и Царство Сям спутываются в единый клубок. Жрица Света знает, куда он ведёт. Возможно знает…
Ведь именно эта женщина подносит молодым чудесную чашу. С вином и кровью.
В нашем обществе сохранилась необычная примета – увидишь женщину с пустым ведром – не будет тебе пути! Для Русской Равнины, где тысячелетия правил сакральный матриархат и жрицы Светы играли свадьбы – ничего странного конечно в этом нет. Либералы и ханжи лишь могут усомниться. Но нам-то с этого что?
В Чаше-из-Бездны (в коей родится всё), где кельтские ведьмы сварили наш мир, полыхает и плавится родовая кровь. Жрицы (они же главы славянских и финских нордических матрилинейных семей) связывали в Чаше кровь жениха и невесты с вином и кровью мира предков. Первые чаши делались из черепов родителей и дедов. Отсюда и знаменитые черепа на тыне Бабы-Яги.
Коктейль Бездны пригубляли у Древа Мира любимые дети световой жрицы. Говорят, изначально Чаш было две – одна с Мёртвой Водой, а вторая с Живой.
«Причём здесь Степан Разин?», – справедливо спросит читатель. Но как мы постараемся показать далее, гендерная карта Руси и Скифской Пустыни пестра. Где-то свадьбы творят Женщины, а где-то «правят бал» Мужчины.
Согласно Теодору Шумовскому имя «Баба-яга» переводится с тюркского, как «Баба-ага» – Белый Старец – король рода, «аксакал», князь-жрец, отвечающий за все священные ритуалы на его территории. Слово Светлана также отсылает нас к своему мужскому брату-близнецу Светлан (сохранившемуся в болгарском языке).
Мы приходим к старинной идее русских и европейских ариософов (3) об отсутствии отдельной касты священников у народов Северной Евразии – германцев, славян, финнов, скифов и тюрок. Все обряды совершал «царь-священник» – глава родового союза, а обряды, касаемые непосредственно семей – главы отдельных родов. Мужчины-Цари. Коим безусловно стал, утопивший у Свиного острова флот падишаха, казак Великой Степи Степан Тимофеевич Разин.

Грядущее
Зная всё вышеописанное, мы можем понять к какой бездне, к какой точке нуменозности изначально прикасаются молодожёны-брачующиеся и какими немирскими энергиями реально наполнены семейные миры во время и после свадьбы. Каких жизненных соков и порывов жаждут русские люди, стучась в двери посконных ЗАГСов.
Можно ли возродить сегодня скифские браки Степана Разина? Это большой вопрос. От прикосновения к колодцу Света, скрытом в свадебной обряде Чаши, у наших обывателей поседеют волосы. Не хуже, чем у Бабы-аги…
От сопричастности к «точке Бога» можно банально сойти с ума, так обустроить этот мир, чтобы он тебя убил, свалил с ног, удушил и взорвал, как нечто Страшное и Иное внутри себя.
Можно воспользоваться и старинным русским обычаем в этом случае, например, таким, как «Ритуальное бегство». Бежать в электричке, в самолёте, в вагоне метро, спрятаться в захолустном чёрном углу. Сидеть и хохотать в нём инициатическим смехом, вытирая со лба тельником наступающий пот.
Русские обыватели слишком любят себя, чтобы польстится на Такое. По-сему я не предвижу повальных «скифских браков». Разве что – путешествия в бездну на этнографической «машине времени» революционеров мира сего, антропологов-смертников грядущего.

Христианский Певг
Нетрудно заметить, что в Христианстве сохранились элементы изначальной традиции, запечатленной в нашем «скифском браке» Степана Разина. Крест Исуса есть абсолютное воплощение Мирового Древа. Русские староверы «рябиновцы» сохранили особое почитание «древесности» креста. Целые районы в Поволжье молились на «рябиновый крест», вырезанный на деревянной доске с «титлами» по бокам. Доска для креста изготавливалась только из рябины, по их мнению это и был тот самый «певг», одно из трёх древ, составляющих по пророчеству крест Господень. (4 )
Перед венчанием молодым необходимо причаститься из Чаши, которая напоминает нам о целом комплексе священных идей и правил, рассмотренных выше.
Венцы, короны, даруемые новобрачным после обретения Нового Мира, возвеличивают их в царское достоинство. Безусловно Православное Христианство сохранило и воспроизвело в себе священные знаки и архетипы Человечества с древнейших времён. Поэтому молодым неофитам Объединения Новые Скифы прежде чем бросаться в бездны Инобытия свадьбы им. Степана Разина, я рекомендовал бы обратиться к нашим родным христианским святыням.
Всё же в этом есть определённая «социальная страховка». От бесов и от безумия.
Другое дело, что например те же «рябиновцы»-беспоповцы венчаться не могли и не могут (по причинам утраты священства). Исчезновение господней благодати в институте православного брака в царской, советской и постсоветской России мы подробно рассмотрели в эссе «Красный брак». Поэтому вопрос о христианском браке, как торжестве ясном и понятном для всех православных людей по-прежнему открыт.
И «скифская свадьба» атамана-старовера Степана Разина однажды может оказаться выходом из патовой ситуации, в которую русско-православный мiр оказался загнанным после Разбойничьего Собора 1666 года. Собора, расколовшего церковь и страну, словно зеркало.
Павел Зарифуллин

image_4d4706df63bea

Иллюстрации Андрея Рябушкина и Константина Васильева
(1) Наиболее известная немецкая история на эту тему средневерхнемецкая «Песня о Нибелунгах». Она представляет ряд сказаний о сватовстве, в котором герой проходит целый ряд испытаний и состязаний – иногда ему приходится сразиться с самой девой-воительницей и победить её, чтобы добиться её руки.
Германские этнографы выделяют «эпосы о сватовстве» («Brautwerbungsepen»), герою требуется преодолеть ряд препятствий военного характера, перед тем, как он сможет жениться на своей избраннице. Это средневерхненемецкий эпос «Кудрун», а также тюркские эпические поэмы «Сказание о Хане Туралы» и «Книга моего деда Коркута».
Карл Райхл «Тюркский эпос: традиции, форма, поэтическая структура», М. 2008
(2) Олег Гуцуляк “Богатырь Дунай, Настасья-поляница и их Сияющий Светом сын: евразийские параллели
(3) Жорж Дюмезиль «Осетинский эпос и мифология», «Скифы и нарты»; А.М. Хазанов «Социальная история скифов, основные проблемы развития древних кочевников евразийских степей»
(4) «Старообрядчество: лица, события, предметы и символы», М. 1996

Лекция “Скифская сексульная революция”

Источник

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: